ОПРЕДЕЛЕНИЕ Липецкого областного суда от 26.12.2005 N 33-2065/2005 Суд первой инстанции обоснованно сделал вывод о недоказанности вины истицы в возникновении излишков глютена в результате ревизии в материальном складе и правильно восстановил истицу на работе в прежней должности с момента увольнения.

Архив



РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ



ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД



ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 декабря 2005 г. N 33-2065/2005



26 декабря 2005 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего: Захарова Н.И.,

судей: Уколовой О.В. и Игнатенковой Т.А.,

прокурора: Ларичевой Л.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационное представление прокурора, кассационную жалобу ответчика ЗАО "К", кассационную жалобу истицы Б. на решение Елецкого районного суда Липецкой области от 16 ноября 2005 года, которым постановлено:

восстановить Б. на работе в должности начальника цеха сушки глютена "К" с момента увольнения; взыскать с ЗАО "К" в пользу Б. заработную плату за время вынужденного прогула в сумме 59820 рублей 48 копеек, компенсацию морального вреда - 1500 рублей, судебные расходы по оказанию юридической помощи представителя - 2000 рублей и судебные издержки в сумме 153 рубля 90 копеек;

взыскать с ЗАО "К" государственную пошлину в доход государства в сумме 1828 рублей 70 копеек.

Заслушав доклад судьи Уколовой О.В., судебная коллегия



установила:



Б. работала начальником цеха сушки глютена ЗАО "К". Приказом N 120 от 15.11.2004 она уволена по пункту 7 ст. 81 ТК РФ в связи с утратой доверия в связи с выявлением в результате ревизии в материальном складе цеха 452 кг излишков сухого глютена, за ненадлежащий учет материальный ценностей.

Б. обратилась с иском к ЗАО "К" о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда 5 тысяч рублей, ссылаясь на то, что с ней как начальником цеха не заключался договор о полной материальной ответственности; учет выпуска сухого глютена в цехе производился путем подсчета мешков исходя из приблизительного веса 1 мешка в 30 кг, а отпуск глютена отделом сбыта производился путем взвешивания на автомобильных весах; имевшиеся в цехе весы были неисправны, и с марта 2003 года ими не пользовались, указанные весы никогда не проверялись центром стандартизации и метрологии и не регистрировались, она неоднократно ставила перед администрацией вопрос о необходимости приобретения новых весов, но пылезащищенными весами их не обеспечили; инвентаризация производилась с нарушением установленного порядка, в акте не отражено, как производилось взвешивание глютена - по одному мешку или партиями, при ней акт инвентаризации не составлялся; рабочие для взвешивания и переноса мешков не использовались, излишков глютена в цехе не имелось и на склад не приходовалось, ей не предлагалось 14.10.2004 подписать результаты пересчета либо взвешивания, только через месяц 12.11.2004 ей объявили о наличии излишков и предложили подписать инвентаризационную ведомость на наличие в цехе 6300 кг глютена с излишком 452 кг, но откуда были получены эти цифры, ей не объяснили, поэтому акт она не подписала. Просила учесть, что при инвентаризации не приглашали лаборанта и не проверяли состояние влажности глютена, т.к. он гигроскопичен, складировался у ворот цеха, мог набрать влагу и увеличить вес. Считает, что оснований для увольнения не имелось, т.к. порядок и условия проведения инвентаризации были нарушены и наличие излишков не доказано.

Представители ответчика ЗАО "К" генеральный директор Д. и О. (по доверенности) иск не признали, объяснили, что с Б. был заключен договор о полной материальной ответственности при принятии на работу мастером, в связи с реорганизацией производства Б. была назначена начальником цеха, но фактически ее должностные обязанности не изменились; она непосредственно обслуживала материальные ценности, вела учет выработки глютена и его отпуск, при инвентаризации 14.10.2004 были обнаружены излишки глютена 452 кг путем взвешивания на весах, 13.10.2004 накануне инвентаризации весы проверялись работниками КИПа и подтверждена их исправность, что было зафиксировано актами. Указанные весы были предназначены для внутрицехового использования, поэтому не было необходимости в их регистрации и проверке в Центре стандартизации и метрологии, поскольку продукция отпускалась с комбината через службу сбыта и взвешивалась на автомобильных весах. Излишки - 452 кг глютена, или 15 мешков, были обнаружены и оприходованы на другой склад, что и послужило основанием к увольнению истицы в связи с утратой доверия. Считают, что имела место подготовка к хищению глютена. Порядок увольнения считают соблюденным, т.к. истице предлагалось дать объяснения, но она отказалась, просят отказать в иске.

Суд постановил решение, резолютивная часть которого приведена выше.

В кассационной жалобе истица Б. просит изменить решение суда в части возмещения морального вреда, увеличив сумму до 10000 рублей, а также дополнить решение указанием о восстановлении на работе с 15 ноября 2004 года.

В кассационной жалобе ответчик ЗАО "К" просит отменить решение суда, считая, что суд неправильно оценил представленные доказательства, ошибочно положил в основу решения копию акта инвентаризации от 14.10.2004, подлинника которого не имеется, необоснованно отверг свидетельские показания главного бухгалтера Е. и его заместителя Б., ошибочно сделал вывод о нарушении месячного срока увольнения, т.к. увольнение состоялось 15.11.2004 - в первый рабочий день после выходных, на который попадали дни 13 и 14.11.2004 месячного срока, суд не учитывал дополнительно представленные доказательства об исправности весов в цехе сушки глютена и нормальной влажности, дополнительно представленной ведомости отвесов.

В кассационном представлении прокурор, участвовавший в деле, К. просит отменить решение суда, считая недоказанными обстоятельства, которые суд положил в основу решения, указывая, что суд неправильно применил нормы материального права.

Обсудив доводы кассационного представления прокурора и кассационной жалобы истицы Б., выслушав представителя ответчика ЗАО "К" О., возражавшего против жалобы истицы и поддержавшего кассационную жалобу ЗАО "К", заключение прокурора Л., просившей оставить решение суда без изменения, проверив материалы дела, судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным.

В силу ст. 81 п. 6 п/п "а" Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основания для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Согласно ст. 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечивать оборудованием, инструментами, технической документацией и иными средствами, необходимыми для исполнения ими трудовых обязанностей.

Суд первой инстанции правильно установил, что Б. работала с 2002 года в ЗАО "К" мастером участка сушки глютена; 15.07.2002 с ней как мастером был заключен договор о полной материальной ответственности, 21.11.2002 она была переведена начальником цеха сушки глютена в связи с реорганизацией производства и созданием цеха, что подтверждено приказами о принятии на работу, переводе, записями в трудовой книжке истицы, представленной копией договора о полной материальной ответственности. Основанием к увольнению истицы в связи с утратой доверия послужило обнаружение излишков 452 кг глютена 14.10.2004 комиссией в составе главного бухгалтера Е., его заместителя Щ. и экономиста Б. в результате проведенной инвентаризации продукции в цехе сушки глютена. Приказом N 120 от 15.11.2004 Б. была уволена по п. 7 ст. 81 ТК РФ за данный факт.

Суд из объяснений сторон обоснованно сделал вывод, что после перевода истицы на должность начальника цеха сушки глютена с ней не заключался новый договор о полной материальной ответственности по новой должности. При этом ответчик ссылался на идентичность должностных обязанностей мастера участка сушки глютена и начальника цеха сушки глютена после реорганизации, однако не представил по требованию суда должностных обязанностей мастера участка сушки глютена для сравнения и анализа, а истица давала объяснения о разном круге и объеме полномочий и обязанностей по указанным должностям.

Представленные истицей (л.д. 22 - 23) и ответчиком (л.д. 255 - 256) копии должностных обязанностей начальника цеха сушки глютена содержат разночтения, а именно: в копии, представленной ответчиком, дополнен пункт в перечне обязанностей, что начальник цеха "осуществляет отпуск, хранение и учет готовой продукции, является материально ответственным лицом", при этом данная копия, удостоверенная юрисконсультом ответчика, представлена суду при повторном судебном разбирательстве после отмены решения кассационной инстанцией, тогда как при первоначальном рассмотрении спора тот же представитель ответчика не оспаривал соответствие действительности копии должностных обязанностей начальника цеха, выданной Б. под роспись и предоставленной ею в качестве доказательства суду.

Вместе с тем из объяснений сторон, представленных накладных на передачу готовой продукции и товарных накладных об отпуске продукции за октябрь - ноябрь 2004 г. (л.д. 128 - 167 т. 1) суд установил, что Б. подписывала накладные в графе материально ответственное лицо как начальник цеха - при передаче на хранение для внутреннего учета, а также в четырех из семи представленных суду накладных на отпуск в период с 18 октября по 13 ноября 2004 года при отгрузке глютена с комбината. Однако истица утверждала, а представитель ответчика и допрошенные свидетели подтвердили, что отпуск продукции с комбината осуществлялся только через службу сбыта, и взвешивание продукции при отпуске производилось на автомобильных либо железнодорожных весах.

При таких обстоятельствах суд сделал правильный вывод, что ответчик обязан был заключить с истицей договор о полной материальной ответственности, включив в ее обязанности осуществление отпуска, хранения и учета продукции, но не сделал этого после перевода на должность начальника цеха.

Из приказа ЗАО "К" N 160 Б от 21.11.2002 о создании с 01.11.2002 нового структурного подразделения цеха сушки глютена (л.д. 14 - 15 т. 2) видно, что в штате цеха предусматривалось 27 единиц, помимо начальника цеха предусматривались старший мастер и 4 сменных мастера технолога, 8 единиц упаковщиков. Ответчик не представил должных обязанностей перечисленных работников и не объяснил, в чьи обязанности было включено непосредственное взвешивание и проставление веса глютена в мешках при упаковке, учет выпускаемой продукции с учетом круглосуточного производственного процесса в отсутствие начальника цеха, а также данных об организации работы по определению веса в мешках в момент упаковки. Представленная копия штатного расписания, утвержденного 29.12.2004, в разделе цеха сушки глютена уже не содержит данных о наличии в штате старшего и сменных мастеров, а упаковщиков предусмотрено 4 единицы, всего 18 работников в цехе (л.д. 16 - 17, том 2). Представленные доказательства свидетельствуют о том, что во вновь созданном цехе сушки глютена, работающем круглосуточно, не была четко организована работа по учету выпускаемой продукции, не распределены обязанности по непосредственному взвешиванию и маркировке веса на мешках, а также по учету и хранению глютена в цехе в течение всего рабочего времени, передаче и учету продукции от смены к смене, поскольку у начальника цеха - нормированный рабочий день, а мастера выведены из штатного расписания.

Установлено также, что для внутреннего учета выпускаемой продукции в цехе были установлены товарные весы 1985 года выпуска, марки РП N 18638, мерой до 1 тонны, которые в 2003 и 2004 году государственную проверку не проходили (л.д. 191, том 1).

Истица утверждала, что указанные весы были неисправны, ими не пользовались с марта 2003 года, а вели учет выпускаемой продукции исходя из веса каждого мешка в 30 кг глютена, в доказательство представила подлинный комиссионный акт проверки весов от 11.03.2003 (л.д. 70, том 1), подписанный 6 членами комиссии - должностными лицами и работниками комбината, о том, что один и тот же мешок с глютеном при последовательном неоднократном взвешивания 4 раза подряд показал разный вес, с заключением о непригодности для эксплуатации и взвешивания мешков с глютеном весов, установленных в цехе сушки глютена; свидетелей К., работавшей начальником отдела сбыта, и рабочего Х., подтвердивших указанные обстоятельства, что весы не работали и учет велся по количеству мешков исходя из 30 кг на каждый; справку Центра стандартизации, метрологии и сертификации о том, что весы, находящиеся в ЗАО "К" в цехе сушки глютена, в 2003 и 2004 г. не проходили государственную проверку (л.д. 72, л.д. 191, том 1), а также копии собственных служебных записок на имя директора комбината от 12 марта 2003 г. (л.д. 11, том 1), от 19 марта 2003 года (л.д. 12, том 1) со штампами входящей корреспонденции комбината соответственно N 24 и N 43 и теми же датами подачи - о неисправности весов, необходимости приобретения в цех пылезащищенных весов, а на период до их приобретения производить отгрузку по взвешиванию на автомобильных весах и вносить поправки в учет выработанного глютена по отгрузке.

Бесспорно установлено, что новые пылезащищенные весы были приобретены в цех только после увольнения Б.

Ответчик утверждал, что государственной проверки для весов внутреннего учета не требовалось, т.к. продукция с комбината отпускалась через службу сбыта путем взвешивания на автомобильных весах, но весы в цехе сушки глютена были исправны и пригодны к использованию, т.к. проверялись и настраивались работниками КИПиА, в подтверждение представил копии актов проверки весов от 07.07.2004, 13.10.2004 и 18.10.2004 о проведении чистки, проверки и настройки товарных весов N 18538, наличии погрешности не более 1 кг, их пригодности и необходимости ежедневной чистки, а также свидетельские показания мастера КИПиА и главного инженера Х., подписывавших указанные акты и подтвердивших исправность весов (л.д. 53, 40, 41, 42, том 1), а также акт экспертизы весов от 01.06.2005 с участием инженера Липецкого центра стандартизации, метрологии и сертификации В. (л.д. 108, том 1), акт экспертизы от той же даты В. (л.д. 193 - 194, том 1) и его же объяснения как эксперта и свидетеля в суде об исправности весов на 1 июня 2005 года с допустимой погрешностью 0,5 кг, который также указывал, что не может оценить состояние весов на предшествующий период до 01.06.2005.

При исследовании указанных доказательств суд верно учитывал объяснения работников КИПиА комбината, что в цехе сушки глютена повышенная запыленность и весам необходима ежедневная чистка, при этом свидетель А. - мастер КИП, который подписывал акты о годности весов, в судебном заседании 19.10.2005 объяснял, что не специалист в метрологии и не может установить погрешность весов (л.д. 287 т. 1), а главный инженер Х. в том же заседании подтвердил, что из-за повышенной запыленности происходило налипание глютена на весы, рекомендовали их чистить каждую смену, весы чистили работники КИП, когда проверяли, при этом чистка весов не предусмотрена в чьих-либо должностных обязанностях, месяца 3 назад приобрели пылезащищенные весы, которые заказывала еще Б., а старые весы разобрали и выбросили.

Кроме того, следует учитывать, что акты проверки товарных весов от 07.07.2004 и 13.10.2004 (л.д. 40 и 53, том 1) подписаны работниками КИП, утверждены главным инженером Х., однако ответчик не представил доказательств, что истица Б. как начальник цеха ознакомлена с этими актами и с тем, что весы исправны на указанную в них дату.

Ответчиком не опровергнуты доводы истицы о том, что после комиссионного заключения от 11.03.2003 о неисправности весов в ее присутствии весы не ремонтировались, ей не было известно об их ремонте либо настройке, ею подавались служебные записки и докладные о необходимости приобретения пылезащищенных весов, весами не пользовались, а вес определялся путем подсчета мешков.

Проверяя обстоятельства проведения инвентаризации и обнаружения излишков в цехе, суд первой инстанции установил, что инвентаризация была назначена приказом N 1-04 от 14.10.2004, в качестве причины инвентаризации указана контрольная проверка, поручена инвентаризация комиссии в составе главного бухгалтера Е., его заместителя Щ. и инженера-экономиста Б., которые под роспись были ознакомлены с указанным приказом (л.д. 25, 25 оборот, том 2), при этом роспись истицы как начальника цеха об ознакомлении с приказом отсутствует.

Инвентаризация была проведена комиссией в тот же день 14 октября 2004 г. в цехе, в ходе которой выявлены излишки 452 кг глютена, или 15 мешков. Однако об обстоятельствах проведения инвентаризации, способах подсчета и определения излишков в ходе судебного разбирательства представлены противоречивые доказательства. Так, член комиссии Щ., работавшая в тот период заместителем главного бухгалтера, к моменту судебного разбирательства прекратившая трудовые отношения с ответчиком, подтвердила полностью объяснения истицы о том, что взвешивания мешков не производилось, а мешки просто просчитали исходя из веса 1 мешка в 30 кг, комиссия определяла общий вес глютена в цехе, мешки к весам не переносили, рабочих не приглашали для переноса мешков. Щ. также подтвердила, что акт инвентаризации от 14.10.2004, представленный на л.д. 88 в томе 1 дела, об определении веса путем подсчета мешков составляла она по окончании пересчета, акт в ее присутствии подписала Б., затем Е., куда дели подлинный акт после ее увольнения - ей неизвестно (л.д. 5 - 6, том 2).

Свидетели Е. и Б., представленные ответчиком, отрицали составление указанного акта и его подписание, настаивали на том, что каждый мешок взвешивали отдельно на товарных весах, установленных в цехе, и фиксировали вес каждого мешка в отдельности, но на вопросы суда не смогли объяснить, как происходило взвешивание, кто подносил мешки, сколько их было.

Инвентаризационная опись и сличительная ведомость, датированная 14.10.2004, исполненные на бланках (л.д. 13 - 18, том 1), были составлены позднее и подписаны теми же членами инвентаризационной комиссии, но в указанных документах отражен лишь окончательный итог и количество излишков; не отражено, каким образом производилось определение количества излишков.

Ссылка ответчика на ведомость отвесов от 14.10.2004 (л.д. 264 - 268, том 1-о взвешивании 201 мешка глютена общим весом 6300 кг с указанием веса каждого мешка не может быть принята во внимание, т.к. ведомость была представлена суду при повторном разбирательстве данного судебного спора после отмены первоначального решения кассационной инстанции, в первом судебном заседании на требования суда и ходатайства истицы указанная ведомость не представлялась. Более того, указанная ведомость подписана только инженером-экономистом Б., а не всеми членами инвентаризационной комиссии, что является нарушением порядка проведения инвентаризации, поэтому указанная ведомость не может быть признана доказательством по делу.

Суду представлялась копия служебной докладной главного бухгалтера Е. от 14.10.2004, со штампом входящей корреспонденции КПК N 371 от той же даты (л.д. 47, том 1), в которой Е. доводит до сведения исполнительного директора о выявлении 452 кг неоприходованной продукции - глютена, а также указывает, что фактически одно лицо ответственно за хранение и передачу глютена из производства, что для уменьшения возможности хищения необходимо разделить ответственность за сдачу готовой продукции и прием на хранение между разными работниками.

Судом первой инстанции также установлено, что глютен является гигроскопичной продукцией, т.е. имеет способность увеличивать вес при повышенной влажности, однако лаборанта в ходе инвентаризации не приглашали и на влажность глютен не проверяли. Все представленные ответчиком доказательства относительно влажности глютена, находящегося в цехе, температурного режима в месте складирования касаются последующего периода и состояния условий хранения на период рассмотрения спора судом, поэтому не могут служить доказательствами вины истицы в возникновении излишков на момент инвентаризации.

Суд дал оценку всем перечисленным доказательствам, обоснованно признал, что при таких противоречиях в установлении обстоятельств проведения инвентаризации и определения излишков, а также при существующей организации учета выпуска и хранения продукции в цехе сушки глютена, при длительном периоде отсутствия пылезащищенных весов в цехе, несмотря на поданные истицей служебные записки (л.д. 11 - 12, 19, 20, том 1), при нерешенности вопроса разделения ответственности работников за учет выпускаемой продукции, хранение и отпуск ответчик не представил бесспорных доказательств виновного поведения истицы в возникновении излишков глютена, нарушении Б. своих должностных обязанностей.

В нарушение ст. 22 ТК РФ работодатель не обеспечил цех пылезащищенными весами и иными средствами, необходимыми для надлежащего исполнения трудовых обязанностей, не разграничил ответственности работников за учет выпускаемой продукции.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно сделал вывод о недоказанности вины истицы в возникновении излишков глютена, правильно восстановил истицу на работе в прежней должности с момента увольнения.

Восстанавливая истицу на работе, суд также сделал вывод о нарушении ответчиком ст. 193 ч. 3 ТК РФ и месячного срока для применения дисциплинарного взыскания, поскольку излишки обнаружены 14.10.2004, а увольнение произведено приказом от 15.11.2004.

Ссылки ответчика в кассационной жалобе и прокурора в кассационном представлении об ошибочности данной позиции, поскольку окончание месячного срока приходилось на выходные дни, приказ издан в первый рабочий день после выходных - понедельник 15 ноября 2004 года, - правомерны и обоснованны, но не могут служить основанием к отмене решения, т.к. не устраняют и не порочат основного вывода суда о недоказанности вины истицы в возникновении излишков в цехе сушки глютена.

Доводы ответчика в кассационной жалобе о том, что служебные записки о неисправности весов и необходимости приобретения других истица подавала после проведенной инвентаризации, чтобы снять с себя ответственность, - надуманны и опровергаются представленными в деле копиями служебных записок истицы от 12 и 19 марта 2003 года (л.д. 11 и 12, том 1).

Все другие доводы кассационной жалобы ответчика и кассационного представления прокурора направлены на переоценку доказательств, поэтому не могут служить основанием к отмене решения.

Расчет взысканной оплаты за период вынужденного прогула истицы основан на представленной ответчиком справке о размере среднедневного заработка 235 руб. 24 коп. за 3-месячный период перед увольнением истицы (л.д. 45, том 1), что соответствует трудовому законодательству.

Ссылки истицы в кассационной жалобе о недостаточности суммы компенсации морального вреда за незаконное увольнение не могут повлечь изменения решения, т.к. доказательств причиненного морального вреда на большую сумму истицей не представлено.

Руководствуясь ст. 361 - 367 ГПК РФ, судебная коллегия



определила:



Решение Елецкого районного суда Липецкой области от 16 ноября 2005 года оставить без изменения, а кассационное представление прокурора, кассационную жалобу истицы Б., кассационную жалобу ответчика ЗАО "К" - без удовлетворения.



Председательствующий

Н.И.ЗАХАРОВ









Региональное законодательство Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека







Разное

Новости